Алексей Ивин

С СОБСТВЕННОЙ КОЛОКОЛЬНИ

Юрий Кувалдин. Кувалдин-критик: выступления в периодике. - М.: Книжный сад, 2003, 384 c.

 

Пусть вызывает недоумение, что некоторые крупные современные поэты и прозаики не удостоились в книге Юрия Кувалдина ни строки, а иные удостоились, но издевки. Для того и писалась эта книга лет тридцать. Даже не писалась, а запросто сложилась из постоянных выступлений писателя в периодике. Ну и что, если эмигрантская литература всех трех "волн" осталась за порогом внимания (мол, раз уехали или уезжали, так чего о них и толковать), но, наверное, это тоже позиция (ну, хотя бы медведя, которому неприятен сосед в своей берлоге). Думаю, однако, что это получилось непредумышленно, что прозаик Кувалдин все эти годы с собственной колокольни критически оценивал эпоху, друзей и окружение, после своей небольшой диссидентской практики с началом перестройки развиваясь уже легально.

Бескомпромиссность суждений Кувалдина, должно быть, многих пугает или бесит, но, с другой стороны, деваться некуда: чувствуется, что, прежде чем судить, критик перелопатил словесность от Ломоносова до современности, обогащен чужим и собственным опытом и потому основателен при всей горячности. Достается прежним и нынешним "новомирцам" за то, что после Твардовского собственной писательской практикой не выдерживают уровень, который заявлен временем; ученым-филологам за пустословие, крохоборство и литературные раскопки, за тот академизм, который омертвляет живое слово классиков, соратникам и друзьям - за идейную неустойчивость и компромиссы; а творцы современной масскультуры вызывают неизменный сарказм, как, впрочем, кое-что в позиции и практике даже таких симпатичных автору людей, как Лакшин, Нагибин, Паустовский, которые не бедствовали и при застое.

В одном из эссе Юрий Кувалдин (вероятно, с ходу, по памяти) перечисляет на целый лист русских и советских писателей, которых он посадил бы в самолет отечественной литературы (проверщиком билетов выведен Антон Павлович Чехов). Смех смехом, прием приемом, но в целом это впрямь люди, которые хорошо писали, внесли вклад, существенно обогатили наши литературные и духовные фонды, прославились, известны в мире как русские писатели. Жаль только, что еще шевелятся-то из них уже не многие, прочих же употребили, оприходовали, использовали, перевели в категории исторического опыта, а самих их, этих славных людей, и след простыл.

 

"Независимая газета": /Exlibris/ 28 августа 2003