Писатель Ваграм Кеворков в "Свече"  

Писатель Ваграм Борисович Кеворков выступает с речью на презентации литературного альманаха "Золотая птица" 20 ноября 2008 года

Писатель Ваграм Борисович Кеворков выступает с речью на презентации литературного альманаха "Золотая птица"

Писатель Ваграм Борисович Кеворков выступает с речью на презентации литературного альманаха "Золотая птица"

Ваграм Кеворков, Виктор Кузнецов-Казанский, Александр Трифонов, Юрий Кувалдин

на переднем плане: Ваграм Кеворков, Виктор Кузнецов-Казанский, Александр Трифонов

Ваграм Кеворков, Виктор Кузнецов-Казанский, Нина Краснова

Ваграм Кеворков, Виктор Кузнецов-Казанский, Нина Краснова

Ваграм Кеворков, Алексей Некрасов, Нина Краснова, Виктор Широков

Виктор Широков, Александр Трифонов, Ваграм Кеворков

сидят - Александр Трифонов, Юрий Кувалдин, Татьяна Сергеева-Андриевская, стоят - Александр Кирнос, Рада Полищук, Александр Викорук, Нина Краснова, Алексей Некрасов, Виктор Широков, Ваграм Кеворков на презентации литературного альманах Юрия Кувалдина "Золотая птица" в литературном салоне "Свеча" (литературная гостиная "Свеча") библиотечного комплекса "Лианозово"

на переднем плане: Ваграм Кеворков, Александр Викорук

Ваграм Кеворков и Нина Краснова

Татьяна Сергеева-Андриевская и Ваграм Кеворков. 20 ноября 2008

Ваграм Кеворков слушает песни Татьяны Сергеевой-Андриевской

 

20 ноября 2008 года Юрий Кувалдин отмечал свой день рождения в 209-й библиотеке города Москвы, в музыкально-литературной гостиной «Свеча», на вечере, где собрались посетители этой гостиной, а также участники вечера - авторы журнала «Наша улица»: художник Александр ТРИФОНОВ, поэты Нина КРАСНОВА и Виктор ШИРОКОВ, писатели Ваграм КЕВОРКОВ, Рада ПОЛИЩУК, Александр КИРНОС, Алексей НЕКРАСОВ, Виктор КУЗНЕЦОВ-КАЗАНСКИЙ, Александр ВИКОРУК, Елена ЕВСТИГНЕЕВА, и сама хозяйка гостиной - поэтесса и бард Татьяна СЕРГЕЕВА-АНДРИЕВСКАЯ.
Кувалдин - вот такой святой Себастьян, который распят на столбе и в которого все бросают свои стрелы.
(Аплодисменты зала!)
Юрий КУВАЛДИН:
- Спасибо за короткий доклад.
Сейчас мы пойдем к некоему финишу... Сейчас к микрофону выйдет Ваграм Борисович Кеворков. Он в свои зрелые лета жил вполне благополучно и дожил до солидного возраста и вдруг стал писать прозу...
(Аплодисменты зала!)
Ваграм КЕВОРКОВ (Юрию Кувалдину и залу):
- Спасибо. Во-первых, я несказанно благодарен Юрию Александровичу за то, что я пишу. Наверное, если бы не было бы его, я, может быть, не писал бы... во всяком случае, не писал бы так интенсивно, как я пишу. Кувалдин - это магнит, который притягивает к себе творческих людей, это потрясающей проницательности рентген, который сразу видит и чувствует творческого человека и втягивает его в свою орбиту и мощно держит его там. Кувалдин - это большо-о-ой человек. О нем говорить трудно, очень трудно. Вот Широков сравнил его с рекой. А для меня он не река, а океан, в котором есть и штиль, и приливы и отливы, и цунами... Кувалдин - это могу-у-у-чий человек и писатель, могу-у-чий! И чтобы понять его, надо его прочесть! Прочтите, пожалуйста! Это большой русский писатель - Юрий Кувалдин! Читайте его! Он стоит того, чтобы его знать досконально. Ну неудобно так говорить все время... так вот говорить, так сказать, прямо в присутствии Юрия Александровича. Я могу только сказать, что уроки Юрия Александровича – бесценны. Вот так гуляем мы с ним где-то, прохаживаемся, и вдруг он ненароком так скажет: а зачем вам, вашему герою в рассказе, имя и фамилия? пусть у него будет что-то одно – или имя или фамилия... надо, чтобы было что-то одно.
...У Кувалдина потрясающее чувство правды! Как-то смотрели мы с ним фильм какой-то... я уж не помню, какой... и такой вроде бы свежий фильм, такой фильм советских времен... вроде бы чувство правды там есть, все там так под правду... А Кувалдин говорит: а по сути – все там неправда. И вот в чем Кувалдин силен, так это в том, что у него неистребимое чувство правды, потряса-а-а-ющее чувство правды!
Он - замечательный отец. Вот они сейчас сидят рядом, Юрий Александрович и его сын Саша, очень похожие друг на друга, оба прекрасные художники, один художник слова, другой художник кисти, но Саша не знает, как-а-ак его отец Юрий Александрович говорит о нем в его отсутствие, с каким тепло-о-ом, ка-а-ак он вспоминает мале-е-ейшие нюансы его поведения, когда Саша был маленьким, и какая не-е-ежность переполняет его при этом. И по отношению к нам, авторам, Кувалдин тоже отец, заботливый, внимательный, требовательный и в высшей степени доброжелательный! Юрий Александрович - это издатель, это писатель, это большой человек! Читайте его, читайте! Спасибо.
(Аплодисменты зала!)
Юрий КУВАЛДИН:
- Да, читайте Кувалдина, но при этом и в Кеворкова заглядывайте изредка.