Виктор Широков

ПРИНЯВШИЙ ЧУЖУЮ БОЛЬ

О творчестве Юрия Кувалдина

Кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку. Именно этот рефрен не давал мне много лет откликнуться публично на присутствие в литературе и жизни Юрия Кувалдина. Ведь он, энергичный и собранный, успел бросить несколько важных суждений в мой адрес, а главное - регулярно печатать мои творения в своем журнале. Причем весьма нередко стихи, которые этот издатель всячески отвергает не только на словах, но и на деле.
Лучшие мои публикации последних лет, особенно стихотворные, именно - в журнале "Наша улица" (nashaulitsa.narod.ru). Журнал, выходивший в 2 вариантах, с апреля сего года является только электронным.
Писать о Кувалдине-писателе труд неподъёмный, попробуй только прочесть от корки до корки его недавний 10-томник, не говоря уже о ежедневных блогах в ЖЖ. Пока вроде поспеваю, и сам довольно писучий уступаю заметно в этом литературном марафоне.
А Кувалдин еще и издатель не только журнала, но и множества книг в своём издательстве "Книжный сад", неутомимый редактор, не только спродюсировавший, а буквально вызвавший к жизни множество известных и уже полузабытых сегодня писателей. Сколько поэтов он перековал на прозаиков, и кстати правильно!
А писатель он все же до конца непрочитанный и недопонятый, а может даже и вовсе непонятый. Ницше и Чехов, сближающие меня с ним (о эти духовные скрепы!), были для Юрия Кувалдина метрономом, ориентиром. Создал же он могучий синкретический портрет своего (нашего) народа, своей (нашей) страны в пёстрой мозаике рассказов, повестей и романов. Последний же по времени роман "Родина" вообще палимпсест Библии и Торы, воскрешающий первоначальный язык и Первобожие. Тут иссякает мое красноречие, равно как и формат блога.
Продолжение обещаю. Под рукой у меня - книга 1990 года "Философия печали", изданная - страшно молвить - тиражом 100 000 экз. Нет-нет, да и выхвачу я из неё несколько абзацев, а то, зачитавшись, проглочу вновь несколько рассказов, уже читанных, но внезапно увиденных под другим углом и с другими выводами.
Кувалдин - неисчерпаем как атом, его писательская нанотехнология давно в действии. Он заглянув в мою "Вавилонскую яму", не поморщился, хотя свою "Вавилонскую башню" выстроил задолго до моей воронки. И в этот миг в наших головах почти одновременно пронеслась очень понятная в простоте своей мысль о том, что вот и есть то основное, благодаря чему жив человек, то таинственное, что вызывает лишь восхищение и недоумение...
Закончу замаскированную цитату из его рассказа созвучно с автором - важнее всего новый человек... И читатель, и писатель. Ибо Кувалдин как Яхве неутомимо плодит тех и других невидимым своим органом, а иногда и видимым органом печати.
Кто кукушка, кто петух - лишь бы пламень не потух! Лишь бы длилась эстафета Ницше, Чехова и Фета. Лишь бы в новый год Быка не оборвалась строка. С Наступающим, дорогие читатель!

29 December 2008